Previous Entry Share
(no subject)
peki_taki
Все вспоминаю нашу последнюю встречу. Он стоит, в ужасном пуховике болотного цвета, я же сижу, обперевшись спиной о дверь кладовки. Не встречаюсь с ним взглядом, спрашиваю какие-то организационные вопросы. Он отвечает скупо, пытаясь меня приободрить, призвать быть сильной, стойкой. А я отвечаю только одно: "Не хочу быть сильной. Не сейчас." Почему тогда я отвечала в этом духе? Эмоции скрывать было не возможно, но выплескивать их наружу свободным потоком? Нет, не того я хотела от последней встречи. Из-за слез в глазах стоит какой-то серый туман, который уже ничем не пробьешь. Помню отчетливо только эмоции: страх, негодование, ярость, отчаяние... Одиночество уже тогда наложило свои костлявые, но склизкие пальцы на мое горло и начало давить жутким грузом.
Звонок от его родителей прозвучал как приговор. Он поднимает трубку, разговаривает с ними, говорит, что пора. Я вскакиваю, прижимаюсь к нему, рыдаю в плечо. Я еще никогда не чувствовала таких крепких объятий с его стороны. Два прощальных поцелуя, столь же крепкие, а потом...
Следующие два часа я помню плохо. Помню как закрыла дверь, помню как, ничего не видя, добрела до дивана... Помню как взвыла во весь голос, не задумываясь о соседях. Все было насрать. Прерывалась я только на короткое беспамятство, очень отдаленно напоминающее сон.

Самое что интересное - у меня не отрубились все эмоции, как я по-началу ожидала. Они стали... Более серыми, что ли? Смех был уже не такой веселый, боль от нечаянного удара не такой неприятной. Абсолютно все стало серо. И только потом, когда горечь от утраты отступила на задний план, утащив за собой саван с моих мыслей, я поняла куда делись эмоции. Они просто заперты глубоко в себе. Я до сих пор плачу временами, но никогда не рыдаю налюдях. Не их эти проблемы, они могут только посочувствовать мне, как собаке, которая сломала ногу. Они не могут испытать ярость от безвыходности ситуации. Даже не скорбь, не горе, а отчаяние и ярость.
По-началу хотелось напиться до полного беспамятства. Потом захотелось набить кому-нибудь морду. Друзей калечить не хотелось, сбила до синяков себе руку об стену. Их не было видно, но они ощутимо болели. Потом... Потом пришлось отвлечься от изучения себя и заняться практикой. Это, можно сказать, меня и спасло. Иначе из той жизнерадостной Совы я превратилась бы в замкнутую личность. Хаус в женском воплощении, не меньше.
И вот, прошло две недели. Все остается по-старому. Друзья видят, что я беспокоюсь, что мне, возможно грустно, может, считают, что прошло достаточно времени для того, что бы рана затянулась и осталась лишь большая короста, которая побаливает время от времени. Просто эмоции заперты на год в огромном железном сундуке, а по свету сейчас бродит лишь оболочка. Эмоции вернутся, когда он будет ближе. Уже два месяца я его не видела. ДВА ГРЕБАНЫХ МЕСЯЦА!!! Еще десять. А кажется, что прошла уже вечность.

?

Log in

No account? Create an account